Охрана труда и инновации

Охрана труда (ELP) в последнее время была в центре внимания формирования политики, в частности, в отношении ее влияния на стимулы для фирм инвестировать в повышение производительности, инновации и рост. Тем не менее, истинные отношения все еще неясны, и дискуссия продолжается. Таким образом, основной целью данного исследования является изучение взаимосвязи между строгими правами на трудоустройство и новыми радикальными инновациями в странах Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) на период с 2006 по 2014 год. В исследовании использовалась оценка между ( BE) анализа панельных данных и обнаружил, что строгие права на занятость и процентные ставки отрицательно коррелируют с новыми радикальными инновациями в стране.

Охрана труда (ELP) в последнее время была в центре внимания формирования политики, в частности, в отношении ее влияния на стимулы для фирм инвестировать в повышение производительности, инновации и рост (подробнее на сайте: ohranatruda.ru). Тем не менее, реальные отношения остаются неясными, и дискуссия продолжается. Есть два важных фактора, которые фирма учитывает до принятия решения об инновациях. Во-первых, расходы на наем и увольнение работников возрастают, когда соблюдаются права на трудоустройство. Во-вторых, любые корректирующие расходы на занятость, сделанные фирмой, также повышают безопасность работы существующих сотрудников.

Таким образом, ученые-ученые не согласны друг с другом в отношении реального влияния ELP на инновационную деятельность. С одной стороны, некоторые утверждают, что ELP вводит новые затраты на корректировку занятости и, следовательно, снижает вероятность того, что фирмы будут инвестировать в радикальные инновации, которые требуют навыков, высоких затрат и затрат на исследования и разработки (НИОКР). С другой стороны, аргументы в пользу эффективности заработной платы позволяют предположить, что безопасный рынок труда, скорее всего, будет мотивировать сотрудников увеличивать свои (ненаблюдаемые) усилия, что, в свою очередь, приводит к появлению необходимых навыков, которые увеличивают отдачу от инноваций для фирмы.

Таким образом, основная цель этого документа состоит в том, чтобы исследовать взаимосвязь между ELP и количеством инноваций в тридцати странах Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) за период с 2006 по 2014 год. Основной вклад этого исследования заключается в следующим образом: во-первых, в исследовании используется оценка между (БЭ) анализа данных панели, чтобы фиксировать только разницу между данными или их поперечное сечение; Во-вторых, поскольку влияние ELP может зависеть от характера инноваций, в этом исследовании патентные заявки рассматриваются как прокси для новых радикальных инвестиций, а не расходов на НИОКР, которые могут поставить под угрозу расходы как на радикальные инновации, так и на дополнительные инновации.

Предыдущие исследования не имеют общего результата в отношении реального влияния ELP на инновационную деятельность фирм. Два противоположных мнения обсуждаются в литературе. Один из них основан на аргументе в отношении эффективности заработной платы, заключающемся в том, что между гибкостью рынка труда и обеспечением занятости существует взаимосвязь, которая является мотивацией для работы, связанной с генерацией инноваций. Исследования Akerloff (1982), Shapiro и Stiglitz (1984), Saint and Paul (1996), Acemoğlu (1997), Agell (1999), Boeri и Jimeno (2005) и других предполагают, что рабочие места обеспечиваются более высоким трудом. Права будут мотивировать существующих сотрудников для увеличения их усилий в инновационной деятельности. В недавнем исследовании Wachsen and Blind (2011) изучалось влияние финансовой гибкости с точки зрения жесткости заработной платы на исследования и инновации. Исследование показало, что гибкость заработной платы положительно связана с инновациями и варьируется в зависимости от типа инноваций.

Второе мнение утверждает, что существует отрицательная корреляция между ELP и инновационной деятельностью. В нем утверждается, что влияние ELP тесно связано с типом инноваций. Агион и Ховитт (1998) указали на разницу между радикальными и постепенными инновациями и отметили, что радикальные инновации требуют больших затрат. Кроме того, увеличение ELP повлечет за собой корректировку стоимости занятости для фирм, когда им приходится увольнять существующих сотрудников и нанимать новых сотрудников. Исследования Saint and Paul (1997), Caballero et al. (2004), Samaniego (2006), Cunat and Melitz (2007) и Bartelsman et al. (2008) выражают общее мнение о том, что строгие трудовые права связаны с инновационной деятельностью работников.

Заключительные замечания

Влияние ELP на инновации привлекло к себе пристальное внимание ученых, так как в глобальной среде усиливается зависимость конкуренции фирм от новых радикальных инноваций. Тем не менее, реальный эффект все еще не определен, и дебаты продолжаются. Таким образом, основная цель этого документа состоит в том, чтобы исследовать, оказывает ли ELP положительное или отрицательное влияние или не влияет вообще на инновационную деятельность тридцати стран ОЭСР в период с 2006 по 2014 год.

В исследовании предпринята попытка восполнить пробел в литературе, используя модель BE, чтобы отразить вариации поперечного сечения (вариации по конкретной стране) в данных. Кроме того, поскольку ELP связан с инновационной деятельностью из-за ее возможного косвенного влияния на затраты, в этом исследовании используются радикальные инновации, а не дополнительные инновации.

Наконец, исследование показало, что ELP отрицательно коррелирует с новой радикальной инновационной деятельностью. Следовательно, с ростом ELP увеличиваются затраты на корректировку для занятости (расходы по найму и увольнению), производимые фирмами, что снижает способность фирмы финансировать высокую стоимость научно-исследовательских работ.

Более того, исследование показывает, что высокие процентные ставки негативно влияют и на количество инноваций. Другими словами, фирмы могут покрывать расходы на НИОКР, заимствуя у финансовых учреждений. Таким образом, более высокие процентные ставки могут снизить способность фирм иметь возможность финансировать дорогостоящие исследования и разработки.

Использованные источники

  1. Acemoğlu, D. (1997). Training and innovation in an imperfect labour market. Review of Economic Studies, 64(3), 445-464.    jstor.org/stable/2971723
  2. Akerloff, G. (1982). Labour contracts as partial gift exchange. The Quarterly Journal of Economics,   97(4),   543-569. dx.doi.org/10.2307/1885099
  3. Bartelsman, E., Perroti, E., & Scarpetta, S. (2008). Barriers to exit, experimentation and  comparative advantage. OECD Working Paper, 56.
  4. Boeri, T., & Jimeno, J. F. (2005). The effects of employment protection: Learning from variable enforcement. European Economic Review. 49(8), 2057-2077.
  5. Caballero, R., Cowan, D., Engel, E., & Micco, A. (2004). Effective labour regulation and microeconomic flexibility. Working Paper, 4-6. Federal Reserve Bank of Boston, USA.
  6. Cunnat, A., & Melitz, M. (2007). Volatility, labour market flexibility, and the pattern of comparative advantage. CEP Discussion Paper, 799.
  7. Saint-Paul, G. (1996). Dual labor markets: A macroeconomic perspective. Cambridge: MIT Press.
  8. Saint-Paul, G. (1997). Is labour rigidity harming Europe’s competitiveness? The effect of job  protection on the pattern of trade welfare. European Economic Review, 41(3-5), 499-506.
  9. Samaniego, R. (2006). Employment protection and high-tech aversion. Review of Economic Dynamics, 9(2), 224-241. Shapiro, C., & Stiglitz, J. (1984). Equilibrium unemployment as a worker discipline device. American Economic Review, 74(3), 433-444.
  10. Wachsen, E., & Blind, K. (2011). More flexibility for more innovation? Evidence from the Netherlands. University of Amsterdam. AIAS Working Paper, 115.

Employment Labor Protection and Innovation
Burçak Polat

Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *