Влияние Brexit на политику ЕС

Голосование за Brexit на референдуме Великобритании о членстве в ЕС, состоявшемся 23 июня 2016 года, вызвало значительный академический интерес (обзор книг по этой теме см. Oliver, 2019). Большинство этих научных работ были сосредоточены либо на объяснении итогов референдума (например, Curtice, 2017; Thompson, 2017), либо на оценке последствий отзыва для Великобритании (например, Diamond, Nedergaard, & Rosamond, 2018; Seabrooke & Wigan, 2017). Гораздо меньше чернил было потрачено на последствия Brexit для ЕС.

Там, где некоторые ученые начали задумываться о влиянии Brexit на ЕС, они склонны делать это одним из двух способов. Одна группа сделала это через призму (грандиозной) теории интеграции. Некоторые считают, что Brexit является одной из «дезинтеграционных тенденций» (таких как кризисы беженцев и еврозоны), угрожающих устойчивости проекта европейской интеграции (например, Jones, 2018; Rosamond, 2016); другие придерживались менее резкой точки зрения, сосредоточившись на Brexit как на примере «дифференцированной (дез)) интеграции» между государствами-членами и политическими областями (например, Henökl, 2018; Leruth, Gänzle, & Trondal, 2017). Вторая группа ученых, принявшая более детальный подход, сосредоточенный на изучении конкретных политических последствий, имела тенденцию ориентироваться на «статические» последствия Brexit, иными словами, как будет выглядеть ЕС и его политика, если Великобритания был просто «взят» [вне] из «уравнения ЕС» на основе его исторического поведения (Jensen & Snaith 2018, p. 255). Это вызвало часто слышимое ожидание среди комментаторов, что Brexit позволит ЕС проводить более социально ориентированную наднациональную политику, так как «Великобритания будет [блокировать] и накладывать вето на любые будущие шаги в это направление» (Luyendijk, 2016).
В отсутствие значительной дезинтеграции после референдума (см. Börzel, 2018, p. 482) этот тематический вопрос призван предложить более систематический анализ вероятных последствий ухода Великобритании из определенных областей политики ЕС. Он охватывает в основном «регуляторную» (такую ​​как единый рынок) и «внешнюю» политику (например, торговую и внешнюю политику ЕС), причем один вклад направлен на «перераспределительную» общую сельскохозяйственную политику (CAP). Кроме того, эта тематическая проблема пытается поставить под сомнение идею о том, что выход Великобритании неизбежно приведет к более «прогрессивной» или «социально ориентированной» политике ЕС (например, Copeland, 2019).

Хотя мы стремимся выйти за рамки более конкретной проблемы европейской интеграции, наша отправная точка – утверждение Ben Rosamond’s (2016, с. 865), что лучше всего «думать о дезинтеграции как о неопределенном процессе, а не опознаваемый результат ». Говоря конкретно о «дезинтеграции, вызванной брекситом», он пишет, что «наилучшее предположение должно состоять в том, что [это] будет грязно, вытянуто и непредсказуемо» и опосредовано существующей «многоинституциональной игрой» ЕС (Rosamond, 2016 г.). , стр. 868). Мы утверждаем, что для оценки влияния Brexit на политику ЕС недостаточно просто «вывести Великобританию из равновесия», предполагая, что поведение других действующих лиц останется неизменным (статические эффекты).

То, как отъезд Великобритании повлияет на Союз, зависит от нескольких в настоящее время или изначально неопределенных условий – и будет зависеть от институциональной структуры ЕС. Во-первых, существует неопределенность относительно будущих отношений между ЕС и Великобританией. Во-вторых, и частично в результате, актеры будут активно предвидеть и реагировать на Brexit. Мы могли бы назвать эти «динамические» эффекты (подробнее о различии между статическими и динамическими эффектами см. De Ville & Siles-Brügge, 2019). Это включает в себя дискурсивную борьбу в ЕС за то, как интерпретировать Brexit и адекватно реагировать. Даже в тех случаях, когда участники прямо не изменяют свое поведение в ответ на Brexit, «итеративное» воздействие действий, предпринятых в отсутствие Великобритании, может накапливаться и приводить к потенциально неожиданным последствиям. Скорость и масштаб изменений могут также варьироваться в зависимости от различных областей политики или могут быть концептуализированы по-разному в зависимости от принятой теоретической точки зрения. Наконец, прошлая роль Великобритании в политике ЕС была более тонкой и сложной, чем предполагалось общим ярлыком «быть либеральным, но« неуклюжим партнером» (George, 1998).

Хотя этот тематический вопрос подчеркивает невозможность делать окончательные прогнозы о влиянии Brexit на политику ЕС, мы считаем, что он также иллюстрирует, насколько обоснованным является осмысление возможных последствий. На сегодняшний день самым непосредственным препятствием для изучения воздействия Brexit является сохраняющаяся неопределенность в отношении результатов переговоров между ЕС и Великобританией, как в отношении выхода Великобритании из ЕС, так и в отношении будущего экономического партнерства. Однако это не исключает академической дискуссии в целом. Скорее, неопределенность может означать участие в скрытом, условно / зависящем от сценария анализе или сосредоточении внимания на результатах голосования за Brexit. Вместо того, чтобы просто ограничивать изучение влияния Brexit, неопределенность рассматривается здесь как важный фактор для анализа сам по себе. Он уже начал влиять на поведение соответствующих действующих лиц еще до того, как произошел Brexit (и, осмелимся сказать, даже если этого не произойдет), и будет продолжать это делать в процессе переговоров о выходе Великобритании и будущих отношениях с ЕС. Выдающаяся неопределенность заставляет нас рассматривать эту тематическую проблему как приглашение к дальнейшим дискуссиям и исследованиям по мере развития событий. В равной степени мы надеемся, что первоначальные взгляды статей будут способствовать расширению литературы по политике в различных областях политики ЕС и нашему пониманию роли Великобритании в ЕС. В более общем плане, оценка роли уходящего государства-члена может также пролить новый свет на влияние, которое отдельные государства-члены могут оказать на политику ЕС, например, как поборники определенных рамок и повествований или как лидеры конкретных коалиций.

Использованные источники

  1. Agence Europe. (2016a). Macron says Brexit is the ex- pression of a need for protection. Agence Europe. Retrieved from  agenceurope.eu/en/bulletin/ article/11610/17
  2. Agence Europe. (2016b). Shocked heads of state and government call for EU reform. Agence Europe. Retrieved from agenceurope.eu/en/bulletin/ article/11580/3
  3. Barigazzi,  J.  (2016).  Donald  Tusk  wants  to  bury  the European  dream:  Criticism  of  EU-topia  is  now socially          acceptable.                  Politico.            Retrieved from politico.eu/article/european-council- president-donald-tusk-buries-the-european-dream
  4. Blyth, M. (2002). Great transformations: Economic ideas and institutional change in the twentieth century. Cambridge: Cambridge University Press.
  5. Blyth, M. (2003). Structures do not come with an instruc- tion sheet: Interests, ideas, and progress in political science. Perspectives on Politics, 1(4), 695–700.
  6. Börzel, T. (2018). Researching the EU (studies) into demise? Journal of  European Public  Policy, 25(3), 475–485.
  7. Bulmer, S. (2009). Politics in time  meets  the  poli- tics of time: Historical institutionalism and the EU timescape. Journal of European Public Policy, 16(2), 307–324.
  8. Copeland, P. (2019). Why Brexit will do little to change the political contours of the European social dimen- sion. Politics and Governance, 7(3), 30–39.
  9. Curtice, J. (2017). Why leave won the UK’s EU refer- endum. Journal of Common Market Studies, 55(S1), 19–37.
  10. Diamond, P., Nedergaard, P., & Rosamond, B. (Eds.). (2018). The Routledge handbook of the politics of Brexit. Abingdon: Routledge.
  11. Dupont, C., & Moore, B. (2019). Brexit and the EU’s role in global climate change governance. Politics and Gover- nance, 7(3), 51–61.
  12. De Ville, F., & Siles-Brügge, G. (2019). The impact of Brexit on EU trade policy. Politics and Governance, 7(3), 7–18.
  13. Egan, M. (2019). EU single market(s) after Brexit. Politics and Governance, 7(3), 19–29.
  14. George, S. (1998). An awkward partner: Britain in the Eu- ropean Community. Oxford: Oxford University Press. Gostyńska-Jakubowska, A., & Lowe, S. (2018). Why a woolly political declaration might help Theresa May get her Brexit deal through parliament. Centre for Eu- ropean Reform. Retrieved from cer.eu/ insights/why-woolly-political-declaration-might- help-theresa-may-get-her-brexit-deal-through
  15. Haastrup, T., Wright, A. M., & Guerrina, R. (2019). Bring- ing gender in? EU foreign and security policy after Brexit. Politics and Governance, 7(3), 62–71.
  16. Hall, P. A. (1993). Policy paradigms, social learning, and the state: The case of economic policymaking in Britain. Comparative Politics, 25(3), 275–296.

The Impact of Brexit on EU Policies

Ferdi De Ville,  Gabriel Siles-Brügge

Published: 16 September 2019

Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *