Проблема чрезмерного образования в Литве

Недавнее исследование (Meroni, Vera-Toscano & Lombardi, 2014) показывает, что чрезмерное образование является многосторонним явлением. В некоторых странах, таких как Италия, Испания, Чешская Республика и Япония, чрезмерное образование всегда является ловушкой, хотя оно также может стать трамплином к поиску работы в Нидерландах, Бельгии, Франции, Польше, Великобритании, Словении, Турции Португалия и Литва. Кроме того, в Австрии, Германии, Финляндии, Венгрии, Норвегии и Эстонии чрезмерное образование меняет свои характеристики в зависимости от периода времени.

Это может быть ловушка или ступенька в зависимости от месяца, в котором была найдена работа. Следуя стратегии «Европа 2020», Литва стремится, чтобы как минимум 40% молодого поколения получили высшее образование. Однако увеличение инвестиций в человеческий капитал с целью получения как можно более высокой квалификации, но без получения соответствующего дохода, приводит к проблеме переобучения. Это приводит к несогласованности в спросе и предложении рабочей силы на рынке труда и отражает неэффективность обеих систем. Выпускники высших учебных заведений попадают в ловушку возможностей (Brown et al., 20 II), когда нет возможности найти соответствующую работу после получения высшего образования, и это побуждает их сменить направление карьеры, выбрав профессию более низкого уровня квалификации (например, выбрав рабочую специальность на сайте: Моя профессия). Эта тенденция также отражена в данных Департамента статистики Литвы о ежегодном увеличении числа выпускников высших учебных заведений, поступающих в профессионально-технические училища (2015; 2016). С 2012 года число выпускников высших учебных заведений, продолжающих свое образование в сфере профессионального образования и обучения (ПОО), значительно увеличилось: только 21 в 2012 году, 84 в 2013 году, 380 в 2014 году и более 1000 в 2016 году. При анализе этой проблемы она важно определить факторы переобучения, а также причины, по которым молодые выпускники выбирают профессиональную подготовку в качестве альтернативного пути. Статья посвящена следующим целям:

I) Опишите тенденции спроса и предложения рабочей силы на рынке труда Литвы.

2) Определить факторы, заставляющие высококвалифицированных людей попасть в ловушку возможностей.

3) Раскройте причины, побуждающие выпускников высших учебных заведений получить квалификацию в профессионально-технических училищах.

Особенности планирования карьеры, сочетающие возможности высшего образования и профессиональной подготовки

Основная цель образования сегодня очень тесно связана не только с образованием личности, но и с его / ее квалификацией как ключа к интеграции на рынке труда и, таким образом, достижению прогресса государства. Цель стратегических документов Литвы, которые основаны на стратегии роста Европейского Союза, заключается в том, чтобы по крайней мере 48,7 процента лиц в возрасте от 30 до 34 лет имели высшее образование. Однако мнение о необходимости высококвалифицированных специалистов не соответствует фактическому спросу на рабочую силу на рынке труда. В Литве по-прежнему преобладает переходная модель формирования высокой квалификации, когда предложение рабочей силы с высшим образованием не удовлетворяет спрос на рабочие места. Таким образом, согласно прогнозу Литовской биржи труда (2014; 2015; 2016; 20 17), Литва не только достигла целей, поставленных Европейским союзом для подготовки высококвалифицированных специалистов, но также имеет незначительные 1,63 процента. избыток на рынке труда. Этот избыток искажается из-за чрезмерного выбора исследований в области общественных наук. Тем не менее, на рынке труда также имеется значительное количество неквалифицированных людей: предложение таких людей составляет 13,43 процента, а спрос на квалифицированных работников, дефицит которых составляет 15,36 процента. Принимая во внимание взаимодействие между системой образования и рынком труда в Литве, отмечается, что политика в области образования формирует общественное мнение о том, что наилучшие карьерные возможности доступны после получения высшего образования. Однако, принимая во внимание фактическую ситуацию на рынке труда, отмечается, что все предприятия все еще развиваются и потребность в высококвалифицированных людях ограничена (Stasiunaitiene et al., 2013; Tutlys, 2013).

При планировании карьеры выбор учебы в высшем образовании связан с лучшими карьерными возможностями. Анализ этой темы можно найти в исследованиях Бароне и Ортиса (20 10), Джила и Бакеса-Геллнера (20 11), Лемана (2008), Ньюхауса и Сурьядармы (20 15), Пейро, Агута и Грау (20 10 ), Пауэлл, Бернхард и Граф (2012). Такие исследования показали проблемные стороны интеграции людей с высшим образованием на рынок труда. Существует проблема, заключающаяся в том, что планирование карьеры в школьном возрасте в основном ориентировано на высшее образование без должного учета других альтернативных путей. Как следствие, высококвалифицированные специалисты попадают в ловушку возможностей (Brown et al., 2011). Ловушка возможностей относится к ситуации, когда ожидания отдельных людей при инвестировании в человеческий капитал не оправдываются из-за переизбытка высококвалифицированной рабочей силы на рынке труда. Это заставляет выпускников вузов менять направление карьеры.

Эта ситуация вызвана более чем одним фактором (Stasiunaitiene et al., 20 13): быстрые процессы экономической перестройки и рост уровня безработицы привели к общественному мнению, что квалификация высшего образования обеспечивает гарантию того, что человек не останется безработным; Стигматизация профессионального обучения характерна для Литвы и других постсоветских стран. Это негативное отношение сохранялось и после советской власти, так как тогда считалось, что профессиональное обучение закрывает все возможности для профессионального и личностного развития.

Tutlys (2013) не только поддерживает, но и дополняет список факторов, выделенных Stasiunaitiene et al. (2013):

Рост цифрового тейлоризма (Tutlys, 20–13), который характерен для экономики, основанной на знаниях, когда стратегия развития бизнеса и разработка современных технологий основаны на операционной стандартизации, поэтому не существует высокого спроса на высококвалифицированных специалистов.

Стремление к социальной мобильности, когда население среднего класса инвестирует в высшее образование своих детей, чтобы обеспечить более высокий социальный статус.

Другие:

Исследования, обеспечивающие высшее образование, становятся все более привлекательными, поскольку они определяют дальнейшую профессиональную карьеру и будущую заработную плату. Приобретение высшего образования становится ценностью для молодежи (Lamanauskas, Augiene и Makarskaite-PetkeviCiene, 20 12).

Однако есть студенты, для которых наиболее важным результатом работы высших учебных заведений является диплом, оправдывающий приобретение квалификации, а не приобретение знаний и навыков (VPVI, 2010).

Новые требования к занятости, предъявляемые работодателями: важность ключевых компетенций (Jurksaitiene & Misiunas, 2013).

Выявленные типичные факторы указывают на преобладающую проблему переобучения, но они очень разнообразны. Поэтому их можно разделить на микро факторы и макро факторы. Микро-факторы включают в себя внутренние взгляды, отношения, ожидания, положение семьи и т. Д. Макро-факторы, такие как сформированное политикой в ​​области образования мнение о необходимости в высококвалифицированных людях и требования работодателей, которые служат стимулом для формирования личных отношений, .e. микро факторы. Другие макро факторы, такие как появление цифрового тейлоризма и ограниченное количество рабочих мест для высококвалифицированных специалистов, вызваны быстро развивающейся экономикой. Микро факторы возникают по следующим причинам: сложившиеся в обществе установки (стигматизация профессионального обучения, гарантия того, что человек не останется безработным), ожидания лучшей жизни (получение диплома, инвестиции в человеческий капитал для карьеры и более высокая зарплата, социальная мобильность).

Изучив выявленные факторы, можно констатировать, что отсутствие сотрудничества между политикой в ​​области образования и рынком труда в Литве способствовало перевооружению некоторой части рабочей силы. Конкуренция привела к переизбытку людей с высшим образованием на рынке труда. В итоге это привело к таким последствиям, как безработица, утечка умов, необходимость переподготовки или повышения квалификации, что требует новых инвестиций как со стороны человека, так и со стороны статистики.

Когда высококвалифицированные специалисты, чьи инвестиции в человеческий капитал не окупились из-за того, что полученная прибыль не оправдала их ожиданий, отмечается, что в такой ситуации люди начинают более прагматично смотреть на свою карьеру и пробуют различные карьерные пути. Это выявлено в исследованиях по планированию карьеры (Harris, Rainey & Sumner, 2006; Wai-Ling Packard et al., 2012), которые привлекли внимание к движению карьеры высококвалифицированных специалистов в нескольких направлениях, когда движение происходит между различные области науки (социальные, технологические и т.д.) и типы учебных заведений (профессионально-техническое училище, колледж, университет).

Использованные источники

  1. Barone, C., & Ortiz, L. (2010). Overeducation among European University Graduates: a comparative analysis of its incidence and the importance of higher education differentiation . Higher Education, 61, 325-337. doi: I 0.1 007/s734-0 I 0-9380-0
  2. Blazqueza, M., & Budr, S. (2012). Overeducation  dynamics and personality . Education Economics,  20  (3), 260-283.  doi: I 0.1080/09645292.2012.679338
  3. Brown,  P., Lauder,  H ., & Ashton,  D. (2011).  The global  auction:  The broken promises  of education, jobs,  and incomes. Oxford University.
  4. Gee!, R., & Backes-Gellner,  U. (20 II). Career Entry and Success after Tertiary  Vocational Education. Swiss Leading House Working Paper, 52. Switzerland: University of Zurich. Harris,  R.,  Rainey,  L., & Sumner,  R.  (2006).  Crazy paving  or stepping  stones?  Learning pathways  within and between vocational education and training and higher education. South Australia: NCVER .
  5. Janu kevi iene,  E.,  Augutiene,  1., &  Daukilas,  S. (2012).  “Socialiai  reik ming4  individo gyvenimo vaidmen4 darna ka jeros metodologijoje: pragmatizmo ir holizmo kontekstas .” Profesinis Rengimas: Tyrimai ir Realijos, 22, 42-55. Kaunas: VDU leidykla.
  6. .Jurk aitiene, N., & Misiunas, D. (2013). “Studij4 ir darbo rinkos poreiki4 S<jsaj4 pedagogines jzvalgos.”   DekoratyvizfjiJ   ir  soda   augalz1  asortimento,   techno/ogijiJ   ir  aplinkos optimizavimas: mokslo darbai, 4 (9), 9-20. Mastai iai : Kauno kolegija leidybos centras. Lehmann, W . (2008). “University as vocational education :working-class students expectations for  university.”  British  Journal   of  Sociology  of  Education,  30  (2),  137-149.  doi: I      0.1080/01425690802700164
  7. Lithuanian  Labour Exchange data base. Information  (2014, 2015, 2015, 2016). Available at: ldb.lt
  8. Lithuanian  Statistical  Bureau.  Available  at: osp.stat.gov.lt/  National  reform  roadmap (20 14).  Available   at: ec .europa.eu/europe2020/pdf/csr20 14/nrp20 14_1ithuania_lt.pdf
  9. Meroni, E. C., Vera-Toscano, E., & Lombardi, S. (20 14). The persistence  of overducation and overskilling among recent graduates. Labour market mobility or educational system failure? Uspala University.
  10. Развитие информационной культуры и самостоятельной культуры познавательной деятельности в среде Интернет. Томаков М.В., Курочкин В.А., Коренева А.В. В книге: Методы обучения и организация учебного процесса в вузе Сборник тезисов докладов II Всероссийской научно-методической конференции. 2011. С. 429-431. 2
  11. Образовательные и воспитательные задачи информационно-образовательной среды вуза. Томаков М.В., Томаков В.И., Курочкин В.А., Коренева А.В. В сборнике: Современные инструментальные системы, информационные технологии и инновации материалы VIII Международной научно-технической конференции: в 2 частях. Ответственный редактор: Е.И. Яцун. 2011. С. 278-282. 5
  12. Интеграция Интернет-ресурсов в процесс формирования информационной компетентности инженера: решения и проблемы. Томаков М.В., Курочкин В.А. Безопасность жизнедеятельности. 2011. № 7 (127). С. 43-47. 8
  13. Образовательные технологии как объект системного исследования. Томаков М.В., Курочкин В.А., Зубков М.Э. Известия Юго-Западного государственного университета. 2011. № 2 (35). С. 162-168.

CHANGING CAREER DIRECTION FROM
HIGHER EDUCATION TO VOCATIONAL EDUCATION AND TRAINING

Lina Kaminskiene, Judita Bertasifite

Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *