Место арбитража: вспомогательная и надзорная функция судов

21.11.2018 0 Автор Антон Гришин

Место арбитража имеет существенное практическое значение в арбитражном разбирательстве и непосредственно определяет ряд вопросов: арбитраж, определение регулирующего законодательства, будь то существенное или (главным образом) процессуальное, и аннулирование арбитражного решения или его признания и принудительного исполнения и т.д.

По мнению автора (Alexander J. Belohlavek), место арбитража является основным фактором, определяющим арбитраж, тогда как разгосударствление арбитража представляется мифом, широко удаленным от международной действительности. Местом арбитража не должно быть место, в котором проводятся отдельные процессуальные действия. Из места арбитража следует выделить также место, где арбитражное решение было вынесено и / или подписано. Следовательно, место, где производится арбитражное решение, обычно определяет, является ли решение национальным или иностранным решением. Место арбитража может быть исключительно изменено в ходе арбитража, но не после вынесения арбитражного решения. Международный арбитраж обычно подлежит двухуровневому контролю, осуществляемому судами. Первый контроль осуществляется государством арбитражного суда, а второй контроль осуществляется государством, в котором стороны добиваются признания и обеспечения соблюдения. Следовательно, если стороны интернационализируют свой спор (обе стороны из одной страны соглашаются на место арбитража в другой стране), и арбитражное решение выдается за границу (иностранное арбитражное решение по отношению к стране происхождения / домицилии страны ), эта компенсация не оказывает влияния на страну происхождения / места жительства сторон до ее признания.

I. Определение «места арбитража»

Учреждение места, где проводится арбитраж (сокращенно как место арбитража или место арбитража), часто было необоснованно отстранено сторонами в процессе переговоров об их арбитражных соглашениях. Однако в последние годы соглашение о местонахождении арбитража стало регулярным компонентом арбитражных соглашений, по крайней мере, в международных спорах. В любом случае место арбитража имеет важное практическое значение в арбитраже и непосредственно влияет на ряд вопросов: арбитраж; определение регулирующего законодательства, будь то существенное или процедурное; и аннулирование арбитражного решения или его признание и исполнение. Разумеется, место арбитража не обязательно должно быть местом проведения отдельных процессуальных действий, особенно местом проведения слушаний; Напротив, принципиально возможно, чтобы дело было полностью разрешено без арбитров и / или сторон, фактически посещающих место арбитража, которое было выбрано сторонами или каким-либо иным образом определено.

В этой статье не проводится различие между форумом, местом арбитража или местом арбитража. Все указанные выражения означают, по крайней мере, согласно внутреннему подходу, место / место арбитража в юридическом смысле (юридическое местопребывание конкретного арбитража или место арбитража), то есть фактор, определяющий связь арбитража с конкретным правовым системы на международной арене. Как упоминалось выше, место арбитража следует отличать от места слушаний (обычно называемого «местом» или «местом слушания»), то есть местом, где фактически проводится арбитражное разбирательство (например, место, где проводятся устные слушания, место, где допросят свидетеля, услуги адвоката — http://acc-pravo.ru и т. д.). В этой связи некоторые авторы ссылаются на место арбитража в географическом смысле.

II. Важность места арбитража

Оценка места арбитража подчеркивает одну из характерных особенностей арбитража, а именно большую автономию сторон; он также демонстрирует ослабление связи между местом арбитража и самим процессом арбитража в случае международного арбитража. Причина в том, что судебный процесс регулируется принципом, что суд всегда применяет свои собственные процессуальные нормы (принцип lex fori), который является традиционным и общепризнанным принципом, который применяется в большинстве юрисдикций без каких-либо оговорок.

Следовательно, не существует конфликтов как таковых в случае процессуальных норм, применимых к судебному разбирательству. Эта отрасль права контролируется принципом территориальности, а процессуальные нормы судов имеют явно территориальный характер; другими словами, судебный процесс исключает возможность конфликтов с процессуальными нормами других стран. Государство принимает свои процессуальные нормы, чтобы регулировать порядок, применяемый судами, другими государственными органами, сторонами и другими участниками разбирательства, проводимого на территории государства. Эта деятельность ограничивается исключительно территорией данного государства. При заявлении о присоединении к территории государств, особенно при определении юрисдикции (международной юрисдикции) судов, государство должно учитывать связь между ситуацией (фактические и юридические выводы и обстоятельства применения конкретного закона) и территории государства (личного или территориального). Если предположить, что юрисдикция в отношении ситуаций, которые не имеют [особой] связи с конкретной территорией, может восприниматься как вмешательство во внутренние дела другого государства, то есть в нарушение суверенитета.

Однако арбитраж отличается, поскольку арбитры (арбитражные трибуналы) не могут считаться государственными органами, несмотря на то, что их обязанности аналогичны обязанностям судов и что их часто можно определить как «разные власти»; кроме того, стороны арбитража в основном наделены высокой степенью автономии. Следовательно, выбор места арбитража обычно осуществляется по усмотрению самих сторон (подробности относительно выбора места арбитража см. Ниже). Затем место арбитража влияет и определяет другие вопросы, связанные с арбитражем, и важность места может различаться в зависимости от классификации арбитража в данной стране. Некоторые авторы утверждают, что важность места арбитража снижается, поскольку отдельные национальные законы, регулирующие международный арбитраж, подлежат взаимному согласованию, что значительно облегчается Нью-йоркской конвенцией (1958 год).

Международный арбитраж обычно характерен для применения двух или более правовых систем, каждый из которых регулирует другую категорию вопросов. Следовательно, международный арбитраж является типичным для всестороннего взаимодействия нескольких правовых систем. Можно встретить целых пять различных правовых систем, которые определяют статус конкретного арбитража и которые могут различаться в отдельных процедурах:
(i) закон, применимый к способности сторон заключать арбитражное соглашение и закон, применимый к арбитражному спору;
(ii) закон, регулирующий арбитражное соглашение;
(iii) закон, регулирующий арбитражное разбирательство (lex arbitri);
(iv) применимое материальное право (закон, применимый к существу спора);
(v) закон, применимый к признанию и исполнению арбитражного решения (если сторона ищет признания и обеспечения соблюдения в нескольких странах, число применимых правовых систем может быть выше).

Все вышеупомянутые вопросы могут регулироваться одним и тем же законом. В то же время, однако, каждый из вышеупомянутых вопросов может регулироваться другой правовой системой, и все они должны рассматриваться в одном и том же процессе. Важность места арбитража для определения права, применимого к отдельным вопросам, часто зависит от теории, которую государство использует для классификации арбитража в целом, а также от теории, которую государство использует для определения важности места арбитража.

Использованные источники

  1. GARY B. BORN, INTERNATIONAL COMMERCIAL ARBITRATION, Kluwer Law International 1249 (2009).
  2. ALAN REDFERN; MARTIN HUNTER; NIGEL BLACKABY; CONSTANTINE  PARTASIDES, LAW  AND  PRACTICE  OF  INTERNATIONAL  COMMERCIAL  ARBITRATION,  London:  Sweet  & Maxwell 270 (2004).
  3. Naděžda Rozehnalová, Určení fóra a jeho význam pro spory s mezinárodním prvkem –část (Determination of the Forum and Its Importance for Disputes with an International Dimension – Part I), (4) BULLETIN ADVOKACIE 16 (2005).
  4. NADĚŽDA ROZEHNALOVÁ, ROZHODČÍ ŘÍZENÍ V MEZINÁRODNÍM A VNITROSTÁTNÍM STYKU (Arbitration in International and National Transactions), Praha (Prague / Czech Republic): ASPI (currently Wolters Kluwer) 209 (2008).

Seat of Arbitration and supporting and supervising function of courts
Alexander J. Belohlavek
University of Ostrava, Faculty of Economics