Безопасный электронный документ (Индия)

01.08.2018 0 Автор Анна Жмурко

Что касается доказательной массы безопасного электронного документа, можно сказать, что в соответствии со статьей 13 Закона об электронной торговле общий принцип подразумевает: «Доказательный вес данных сообщений определяется с точки зрения безопасных элементов, таких как пригодность используемых методов безопасности учитывая предмет и цель обмена данными сообщений».

Принимая во внимание фразы статьи 13, можно понять, что законодатель поручил судье проверить доказательственный вес безопасного электронного документа. Однако сразу же он определяет доказательную массу этого типа электронного документа в соответствии со статьями 14 и 15. На первый взгляд кажется, что между этими случаями существует определенное противоречие. Потому что согласно статье 14 Закона об электронной торговле: «Все данные сообщения генерируются и хранятся безопасным образом с точки зрения понятий и подписи, данных в соответствии с указанными данными, обязательствами стороны / сторон, которые приняли / приняли упомянутые обязательства и все лица, которые рассматриваются как их законные заменители, принятие его содержания и другие последствия, считаются такими же, как действительные и пригодные для справки документы в судебных и юридических органах» (Согласно статье 1287 Гражданского кодекса, «соответствующие документы, которые были составлены в регистрирующем отделе за дела и объекты недвижимости или нотариусы, публичные или до того, как официальные лица в пределах их права на получение соответствующих прав в соответствии с соответствующими правилами и положениями считаются официальными документами»).

Согласно статье 15 Закона об электронной торговле было предусмотрено: «Никакое отрицание или опровержение не будут услышаны в отношении безопасных данных сообщений, безопасных электронных документов и безопасной электронной подписи. Требование подделки обосновано в отношении указанных данных сообщения, или может быть доказано, что указанные данные сообщения не имеют юридической силы из-за каких-либо юридических аспектов». Сравнивая эту статью со статьей 1292 Гражданского кодекса, которая гласит: «Никакие опровержения или опровержения не будут услышаны в отношении официальных документов или тех документов, которые имеют силу, как и официальные документы, и сторона может предъявить иск о подлоге в отношении упомянутого документы или доказывает, что указанные документы не имеют юридической силы в отношении каких-либо юридических аспектов». Понятно, что законодатель намерен считать безопасный электронный документ действительным, как официальные документы, с точки зрения доказательной массы, хотя этот пункт не был явно упомянут, и только фраза «с такой же действительностью, как и действительных и соответствующих документов» используется для этой группы электронных документов. Следует отметить, что использование указанной фразы можно возразить, поскольку она неоднозначна (Mazaheri and Nazem, 2008- page 83) [1].

По-видимому, законодатель не собирался рассматривать безопасные электронные документы в качестве официальных документов с точки зрения всех последствий. Таким образом, проект текста законодателя указывает, что фраза «как действительная в качестве официальных документов» была явно изменена так, как если бы законодатель имел в виду только признание ценности цитирования этих электронных документов в судах. Таким образом, было четко указано, что указанные документы не могут быть опровергнуты или опровергнуты.

Таким образом, с учетом предварительного противоречия между статьей 13 и статьями 14 и 15 Закона об электронной торговле, с одной стороны, и сравнением статей 14 и 15 вышеуказанного Закона и статьи 1292 Гражданского кодекса, с другой стороны, возникают два вопроса: 1-е: Если законодатель присваивает доказательную массу электронного документа «безопасным элементам» в целом и надежности безопасных методов, используемых в статье 13, иными словами, он назначает определение доказательной массы электронного документа в качестве доказательства для судья, почему он сразу определил доказательную массу безопасного электронного документа именно в статьях 14 и 15? Во-вторых, как и полагаясь на юридические доказательства, законодатель считал доказательную массу официальных документов для безопасного сообщения данных? Иными словами, как законодатель считал указанные два типа документов равными с точки зрения цитирования, отменяя положения, предусмотренные статьей 1287 Гражданского кодекса, в отношении официальных документов? Ответ: «Никакие возражения не могут быть выдвинуты против двух вышеупомянутых проблем с указанными заявлениями. Поскольку сравнивая статью 13 Закона об электронной торговле и статьи 14 и 15 Закона об электронной торговле, можно сказать, что статья 13 Закона об электронной торговле была взята из пункта 2 статьи 9 Типового закона об электронной торговле (1996 год) , Что касается значения и доказательной массы данных сообщения, то указанный закон предусматривает: «Информация в форме сообщения данных должна быть предоставлена ​​надлежащим образом. При оценке достоверности веса сообщения данных следует учитывать надежность способа создания, хранения или передачи сообщения данных для достоверности способа обеспечения целостности информации, каким образом его инициатор был идентифицирован и каким-либо другим соответствующим фактором. Согласно упомянутой статье, Типовое законодательство об электронной торговле точно не определило доказательственный вес электронного документа и возложило эту обязанность на судья, учитывая все соответствующие условия по делу. Таким образом, кажется, что для устранения предварительной проблемы можно сказать: «Что касается того факта, что доказательная масса безопасного электронного документа была определена в соответствии со статьями 14 и 15 Закона об электронной торговле, но нет никаких юридических статья обозначила доказательную массу простого (небезопасного) электронного документа. Статья 13 Закона об электронной торговле отбрасывает безопасный электронный документ и обозначает доказательную массу простого электронного документа. Фактически, по существу, он назначает определенный указ, предусмотренный статьями 14 и 15 Закона об электронной торговле, как общественный порядок статьи 13 Закона об электронной торговле. Это означает, что в случае обоснования соответствующих условий, предусмотренных статьей 10 Закона об электронной торговле для обеспечения безопасности электронной подписи, судья обязан сделать свой заказ в соответствии со статьями 14 и 15 Закона об электронной торговле (Mazaheri and Nazem, 2014 — стр. 76). Однако в отношении разницы или выравнивания безопасного электронного документа и официального документа с точки зрения доказательной массы он преувеличивает предоставление такого веса безопасному электронному документу. Однако, учитывая характеристики безопасного электронного документа, который был предусмотрен в соответствии со статьей 10 Закона об электронной торговле, справедливо определить такой вес для такого типа подписи (Zarkalam, 2004, стр. 49), поскольку безопасная электронная подпись является уникальной и уникальность в отношении подписавшей стороны означает, что, во-первых, ни одно другое лицо не может создать подобную подпись, а во-вторых, подписавшая сторона не может отрицать присвоение указанной подписи себе (Shakouri Moghaddam, 2005- page 76) [2].

Таким образом, полагаясь на вышеуказанные пункты, статьи 14 и 15 Закона о электронной торговле совместимы с юридической логикой, поскольку они считают безопасный электронный документ и его данные достоверными как официальные документы с точки зрения некоторых эффектов. Более того, если мы считаем безопасный электронный документ действительным в качестве официального документа только с точки зрения его цитирования не с точки зрения его принятия государственными и регистрирующими организациями нотариусов, эта политика будет препятствовать тому, чтобы такие документы могли быть легко лишены или опровергнуты. Следовательно, цитирующая сторона в электронных документах должна каждый день доказывать свою достоверность и достоверность. Это уменьшает диапазон электронной торговли и транзакций, а также приводит к отмене судебного разбирательства и трате времени и расходов слишком дорого (Zarkalam, 2003- page 299). Кроме того, в отношении того, что нотариусы, публичные для выдачи электронного сертификата в соответствии со статьей 31 и Положением статьи 32 Закона об электронной торговле, являются официальными правительственными чиновниками (Zarkalam, 2011- page 194). Следовательно, электронная подпись и сертификат, выданные указанными нотариусами, считаются нотариально заверенной и засвидетельствованной подписью и не могут быть опровергнуты или опровергнуты (Следует упомянуть, что нотариусы могут опубликовать официальный документ и засвидетельствовать подписание некоторых неофициальных документов, которые известны как «документ аттестации подписи», и эти документы имеют равную силу, чем официальные документы (с точки зрения подписания).). В этом отношении может быть выдвинуто только требование подделки.

Совершенно очевидно, что безопасный электронный документ имеет такую ​​силу только в терминах подписи, указанной в указанном документе. Таким образом, он не пользуется другими эффектами официального документа. Статья 15 Закона об электронной торговле подтверждает вышеупомянутые заявления.

Использованная литература

  1. Mazaheri, Koohanestani-Rasoul,         Nazem-Alireza. Evidential   weight   of   message   data   and   electronic signature-Mofid Letter. 2008; 70:39-80
  2. Shakouri Moghaddam-Mohs E-Commerce Law- 1st Edition- Tehran- Zarreh Publication, 2005.

Evidentiary value of electronic document in domestic and international regulations

Parviz Savrai, Alireza Nazem
May 2017