КОРРУПЦИЯ В НОВЫХ ФОРМАХ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ

В последние годы обширные разработки в области ИКТ чрезвычайно расширили возможности для мошенничества в академических кругах и в то же время представили новые инновационные методы злоупотребления служебным положением. Интернет (и все формы электронного обучения) в настоящее время, возможно, является основным средством мошеннических действий.

Среди прочего, это облегчило практику продажи дипломных и курсовых работ (превращение плагиата в серьезную проблему), а также фальшивых дипломов, иногда даже из авторитетных колледжей и учреждений, таких как Гарвард и Йельский университет или другие в Лондоне и Париж (например, диплом Барнаул). По данным Шведского национального агентства по высшему образованию, в настоящее время в Швеции мошенничество с академическими науками затронуто в большей степени, чем когда-либо прежде. Проблемы страны включают в себя: фиктивных докторов, предположительно из шведских высших учебных заведений, студентов, претендующих на курсы, основанные на поддельной квалификации, и лиц, претендующих на должности, использующие поддельные степени. Кроме того, существует множество поддельных университетов, некоторые из которых размещают рекламу в международной прессе, распространяют информацию, рассылая спам, и занимают высокие места в хит-листах поисковых систем. Эти университеты также продают квалификации из шведских высших учебных заведений, утверждая, что они являются членами этих учреждений (см. Веб-сайт Шведского агентства международного развития (Sida) по адресу: sida.se).

Действительно, сайтов, специализирующихся на мошеннических услугах, сегодня много. Два примера: fakedegrees.com и cheathouse.com. Во вставке I.7.3 представлен еще один яркий пример воздействия, которое прогресс в новых коммуникационных технологиях оказал на мошенничество в высшем образовании.

Транснациональный бум в сфере образования также способствовал появлению новых возможностей для мошенничества. Ниже приводятся некоторые примеры этого, связанные с обучением иностранных студентов и франчайзингом зарубежных курсов.

УПРАВЛЕНИЕ ИНОСТРАННЫМИ СТУДЕНТАМИ
● Иностранным студентам предлагаются финансовые стимулы для зачисления.
● Заявителям дают ложную надежду или обещают прием на месте.
● Заявители, не имеющие права на прием, необоснованно взимают различные сборы.
● Заявители, использующие поддельные учетные данные для получения допуска.
● Абитуриенты, обвиняемые образовательными агентами за фальсификацию документов, которые будут квалифицировать их для поступления в университет.
● Неизбирательный набор иностранных студентов в качестве средства погони за деньгами (то есть прием поддельных дипломов, отсутствие языковых навыков и так далее).
● Фиктивные учреждения, которые не предоставляют услуги, которые они рекламируют. Это часто неустойчивые учреждения, которые закрываются после получения денег.
● Фиктивные учреждения, обещающие визы иностранным студентам, поступающим на курсы.
● Учреждения и курсы, не имеющие надлежащей аккредитации, включаются в официальные списки, подготовленные для иностранных студентов.
● Снижение академических стандартов для зарубежных вузов (то есть в отношении приема, успеваемости, окончания и т.д.).
● Иностранным студентам разрешается повторять курсы несколько раз, даже если у них нет перспектив прохождения.

БУДУЩИЕ ТЕНДЕНЦИИ, ИЗВЛЕЧЕННЫЕ УРОКИ И ВЫВОДЫ

Постоянный рост спроса на услуги высшего образования в сочетании с различными агентствами, участвующими в рынке, будет поддерживать давление на более искаженную практику. К счастью, и как прямое следствие этого, одновременно усиливается тенденция к повышению транспарентности, подотчетности и этики. Эта тенденция требует более жесткого регулирования, разработку кодексов поведения, подготовка к борьбе с академическим мошенничеством, более широкий доступ к достоверной информации, отделяя экзаменов от доступа к рабочим местам, и так далее. В то же время, последние тенденции показывают, что характер сертификации и аккредитации меняется. Больше внимания уделяется результатам и навыкам, полученным учащимися, а не процессам или средствам, которые они используют. В этом контексте понятие «подотчетности» аккредитующих учреждений и систем обеспечения качества может измениться, и может произойти значительный прогресс в направлении повышения транспарентности.

Кроме того, взаимодополняющие направления деятельности уже направлены на решение проблемы адаптации существующих механизмов обеспечения качества и аккредитации к развитию и диверсификации спроса. Эти тенденции включают добровольное сотрудничество между партнерами в сфере высшего образования, создание международных списков гарантированных качеством и аккредитованных учреждений и программ и внедрение консультационных услуг для потенциальных студентов и пользователей. Таким образом, в соответствии с принципом субсидиарности предполагается, что каскад механизмов и структур, несущих различную степень ответственности за сертификацию, будет постепенно развиваться на различных уровнях следующим образом:

● На институциональном уровне в дополнение к механизмам внешней ревизии будут созданы внутренние системы оценки и ревизии. Это происходит в Словакии, где закон ввел внутреннего аудита как объективная деятельность сосредоточена главным образом на оперативную и независимую оценку адекватности и эффективности функционирования субъекта проверки.
● На национальном уровне механизмы обеспечения качества будут зависеть от исторических факторов: централизованного и децентрализованного высшего образования и доли частного сектора. U21-хороший пример: обеспечение качества управляется не престижными университетами, а независимым учреждением, связанным с прибыльной компанией Thomson Learning.
● На субрегиональном уровне независимые региональные, государственные или частные агентства по аккредитации (например, центрально-и восточноевропейская сеть агентств по обеспечению качества) будут оценивать учреждения и поставщиков.
● На региональном уровне, будут укреплены региональные механизмы мониторинга и признания национальных систем обеспечения качества и аккредитации. Болонский процесс в Европе, например, благоприятствует созданию таких органов, как европейский консорциум по аккредитации (ЭКА), которые стремятся сделать национальные системы обеспечения качества транспарентными, а не заменить их (см. вставку I. 7).9 О Нидерландах).
● На международном уровне международные механизмы мониторинга и признания региональных и национальных систем обеспечения качества и аккредитации могут совершенствоваться и пользоваться большей поддержкой заинтересованных сторон. ЮНЕСКО, Всемирный банк, ОЭСР и другие международные учреждения – государственные и частные – будут осуществлять инициативы в этой области. Однако, без излишнего оптимизма является в данном случае оправданным.

Наблюдатели говорят, что всеобъемлющая международная система обеспечения качества вряд ли будет развиваться в ближайшем будущем в качестве замены национальной политики и процедур из-за инертности, национального сопротивления и практических трудностей навязывания координации и правил игры неравномерной галактике поставщиков. Иными словами, всеобъемлющий международный рынок высшего образования вряд ли будет создан в ближайшее время. В то же время некоторые аргументы предполагают, что из-за глобализации, вероятно, сильное давление будет способствовать концентрации рынка поставщиков высшего образования. Он может иметь некоторые из следующих функций:
● Стабильный элитный сектор высшего образования (как государственного, так и частного).
● Растущая доля корпоративных учреждений.
● Ухудшение, если не закрытие, некоторых традиционных государственных высших учебных заведениях.
● Исчезновение многих частных учреждений.
● Большая волатильность и нестабильность малых институтов.
Это может иметь важные последствия для вопросов транспарентности и подотчетности. Действительно, в зависимости от сегмента соответствующего сектора высшего образования (то есть небольших частных высших учебных заведений, которые не считаются частью «элиты»), возможности для коррупции могут оставаться высокими или расти в будущем – и поэтому будет необходимо их решать.

Использованные источники

  1. Association of University Teachers (AUT) and Development Education Association (DEA) (1999) Globalization and Higher Education. Guidance on Ethical Issues Arising from International Academic Activities. London: AUT.
  2. Altbach P. Academic corruption: the continuing challenge, International Higher Education (Number 38, winter 2005 and the issue of winter 2004 on the same subject).
  3. Bear, J. and Bear, M. (2004) Quackwatch, 14 November. Brown, G. (2005) Fighting credential fraud, World Education Services (WES), 18(5). New York: WES.
  4. Centre for Educational Research and Innovation, CERI (2004) Internationalization and Trade in Higher Education: Opportunities and Challenges. Paris: OECD.
  5. Drummond, T. and DeYoung, A. J. (2003) Perspectives and problems in education reform in Kyrgyzstan, in Heyneman, S. P. and DeYoung, A. J. The Challenges of Education in Central Asia, pp. 225–42. Greenwich: Information Age Publishing.
  6. Eckstein, M. (2003) Combating Academic Fraud: Towards a Culture of Integrity. IIEP series on ethics and corruption in education. Paris: IIEP-UNESCO.
  7. Hallak, J. and Poisson, M. (2002) Ethics and corruption in education: results from the expert workshop held at IIEP, Paris, 28–29 November 2001. IIEP Policy Forum. Paris: IIEPUNESCO.
  8. Hallak, J. and Poisson, M. (2005) Academic Fraud and Quality Assurance: Facing the Challenge of Internalization of Higher Education. Policy Forum on Accreditation and the
  9. Global Higher Education Market, Paris, 13–14 June 2005. Paris: IIEP: UNESCO.
  10. Hallak, J. and Poisson, M. (2006) Corrupt Schools, Corrupt Universities: What can be done? IIEP series on ethics and corruption in education. Paris: IIEP-UNESCO (forthcoming).
  11. Heyneman, S. (2004) Education and corruption, International Journal of Educational Development, 24(6), pp. 637–48. Amsterdam: Elsevier Ltd.
  12. IDP Education Australia. Global Student Mobility 2025. Available at:  idp.com/
  13. Janashia, N. (2004) Corruption and higher education in Georgia, International Higher Education, winter 2004. Boston: Center for International Higher Education, Boston College. Johansson, E. (2005) Diploma mills, fake universities and bogus credentials. Paper prepared for the 17th Annual EAIE Conference 2005, Cracow, Poland.
  14. Karosadnize, T. and Christensen, C. (2005) A new beginning for Georgia’s university admissions. Tbilisi: TI Georgia (national chapter), in Meier, B. and Griffin, M. (eds) Stealing the Future: Corruption in the Classroom. Berlin: Transparency International (TI).
  15. Mangan, K. S. (2002) The fine art of fighting fakery. Admissions officers and credentials consultants increasingly have to check documents for forgery, The Chronicle of Higher Education, 1.
  16. Nuland (van), S. and Khandelwal, B. P. with contributions from Biswal, K., Dewan, E. A. and Bajracharya, H. R. (2006) Ethics in Education: the role of teacher codes. Canada and South Asia. IIEP series on ethics and corruption in education. Paris: IIEP: UNESCO (forthcoming).

ACADEMIC FRAUD, ACCREDITATION AND QUALITY ASSURANCE

Jacques Hallak, Muriel Poisson

Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *