Охрана труда и инновации

Охрана труда (ELP) в последнее время была в центре внимания формирования политики, в частности, в отношении ее влияния на стимулы для фирм инвестировать в повышение производительности, инновации и рост. Тем не менее, истинные отношения все еще неясны, и дискуссия продолжается. Таким образом, основной целью данного исследования является изучение взаимосвязи между строгими правами на трудоустройство и новыми радикальными инновациями в странах Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) на период с 2006 по 2014 год. В исследовании использовалась оценка между ( BE) анализа панельных данных и обнаружил, что строгие права на занятость и процентные ставки отрицательно коррелируют с новыми радикальными инновациями в стране.

Охрана труда (ELP) в последнее время была в центре внимания формирования политики, в частности, в отношении ее влияния на стимулы для фирм инвестировать в повышение производительности, инновации и рост (подробнее на сайте: ohranatruda.ru). Тем не менее, реальные отношения остаются неясными, и дискуссия продолжается. Есть два важных фактора, которые фирма учитывает до принятия решения об инновациях. Во-первых, расходы на наем и увольнение работников возрастают, когда соблюдаются права на трудоустройство. Во-вторых, любые корректирующие расходы на занятость, сделанные фирмой, также повышают безопасность работы существующих сотрудников.

Таким образом, ученые-ученые не согласны друг с другом в отношении реального влияния ELP на инновационную деятельность. С одной стороны, некоторые утверждают, что ELP вводит новые затраты на корректировку занятости и, следовательно, снижает вероятность того, что фирмы будут инвестировать в радикальные инновации, которые требуют навыков, высоких затрат и затрат на исследования и разработки (НИОКР). С другой стороны, аргументы в пользу эффективности заработной платы позволяют предположить, что безопасный рынок труда, скорее всего, будет мотивировать сотрудников увеличивать свои (ненаблюдаемые) усилия, что, в свою очередь, приводит к появлению необходимых навыков, которые увеличивают отдачу от инноваций для фирмы.

Таким образом, основная цель этого документа состоит в том, чтобы исследовать взаимосвязь между ELP и количеством инноваций в тридцати странах Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) за период с 2006 по 2014 год. Основной вклад этого исследования заключается в следующим образом: во-первых, в исследовании используется оценка между (БЭ) анализа данных панели, чтобы фиксировать только разницу между данными или их поперечное сечение; Во-вторых, поскольку влияние ELP может зависеть от характера инноваций, в этом исследовании патентные заявки рассматриваются как прокси для новых радикальных инвестиций, а не расходов на НИОКР, которые могут поставить под угрозу расходы как на радикальные инновации, так и на дополнительные инновации.

Предыдущие исследования не имеют общего результата в отношении реального влияния ELP на инновационную деятельность фирм. Два противоположных мнения обсуждаются в литературе. Один из них основан на аргументе в отношении эффективности заработной платы, заключающемся в том, что между гибкостью рынка труда и обеспечением занятости существует взаимосвязь, которая является мотивацией для работы, связанной с генерацией инноваций. Исследования Akerloff (1982), Shapiro и Stiglitz (1984), Saint and Paul (1996), Acemoğlu (1997), Agell (1999), Boeri и Jimeno (2005) и других предполагают, что рабочие места обеспечиваются более высоким трудом. Права будут мотивировать существующих сотрудников для увеличения их усилий в инновационной деятельности. В недавнем исследовании Wachsen and Blind (2011) изучалось влияние финансовой гибкости с точки зрения жесткости заработной платы на исследования и инновации. Исследование показало, что гибкость заработной платы положительно связана с инновациями и варьируется в зависимости от типа инноваций.

Второе мнение утверждает, что существует отрицательная корреляция между ELP и инновационной деятельностью. В нем утверждается, что влияние ELP тесно связано с типом инноваций. Агион и Ховитт (1998) указали на разницу между радикальными и постепенными инновациями и отметили, что радикальные инновации требуют больших затрат. Кроме того, увеличение ELP повлечет за собой корректировку стоимости занятости для фирм, когда им приходится увольнять существующих сотрудников и нанимать новых сотрудников. Исследования Saint and Paul (1997), Caballero et al. (2004), Samaniego (2006), Cunat and Melitz (2007) и Bartelsman et al. (2008) выражают общее мнение о том, что строгие трудовые права связаны с инновационной деятельностью работников.

Заключительные замечания

Влияние ELP на инновации привлекло к себе пристальное внимание ученых, так как в глобальной среде усиливается зависимость конкуренции фирм от новых радикальных инноваций. Тем не менее, реальный эффект все еще не определен, и дебаты продолжаются. Таким образом, основная цель этого документа состоит в том, чтобы исследовать, оказывает ли ELP положительное или отрицательное влияние или не влияет вообще на инновационную деятельность тридцати стран ОЭСР в период с 2006 по 2014 год.

В исследовании предпринята попытка восполнить пробел в литературе, используя модель BE, чтобы отразить вариации поперечного сечения (вариации по конкретной стране) в данных. Кроме того, поскольку ELP связан с инновационной деятельностью из-за ее возможного косвенного влияния на затраты, в этом исследовании используются радикальные инновации, а не дополнительные инновации.

Наконец, исследование показало, что ELP отрицательно коррелирует с новой радикальной инновационной деятельностью. Следовательно, с ростом ELP увеличиваются затраты на корректировку для занятости (расходы по найму и увольнению), производимые фирмами, что снижает способность фирмы финансировать высокую стоимость научно-исследовательских работ.

Более того, исследование показывает, что высокие процентные ставки негативно влияют и на количество инноваций. Другими словами, фирмы могут покрывать расходы на НИОКР, заимствуя у финансовых учреждений. Таким образом, более высокие процентные ставки могут снизить способность фирм иметь возможность финансировать дорогостоящие исследования и разработки.

Использованные источники

  1. Acemoğlu, D. (1997). Training and innovation in an imperfect labour market. Review of Economic Studies, 64(3), 445-464.    jstor.org/stable/2971723
  2. Akerloff, G. (1982). Labour contracts as partial gift exchange. The Quarterly Journal of Economics,   97(4),   543-569. dx.doi.org/10.2307/1885099
  3. Bartelsman, E., Perroti, E., & Scarpetta, S. (2008). Barriers to exit, experimentation and  comparative advantage. OECD Working Paper, 56.
  4. Boeri, T., & Jimeno, J. F. (2005). The effects of employment protection: Learning from variable enforcement. European Economic Review. 49(8), 2057-2077.
  5. Caballero, R., Cowan, D., Engel, E., & Micco, A. (2004). Effective labour regulation and microeconomic flexibility. Working Paper, 4-6. Federal Reserve Bank of Boston, USA.
  6. Cunnat, A., & Melitz, M. (2007). Volatility, labour market flexibility, and the pattern of comparative advantage. CEP Discussion Paper, 799.
  7. Saint-Paul, G. (1996). Dual labor markets: A macroeconomic perspective. Cambridge: MIT Press.
  8. Saint-Paul, G. (1997). Is labour rigidity harming Europe’s competitiveness? The effect of job  protection on the pattern of trade welfare. European Economic Review, 41(3-5), 499-506.
  9. Samaniego, R. (2006). Employment protection and high-tech aversion. Review of Economic Dynamics, 9(2), 224-241. Shapiro, C., & Stiglitz, J. (1984). Equilibrium unemployment as a worker discipline device. American Economic Review, 74(3), 433-444.
  10. Wachsen, E., & Blind, K. (2011). More flexibility for more innovation? Evidence from the Netherlands. University of Amsterdam. AIAS Working Paper, 115.

Employment Labor Protection and Innovation
Burçak Polat

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *